Пневматика для всех

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пневматика для всех » Исторический раздел » Боевая техника - жизнь и судьба ( четвертый выпуск )


Боевая техника - жизнь и судьба ( четвертый выпуск )

Сообщений 541 страница 550 из 550

1

http://sd.uploads.ru/t/bDFLc.jpg

0

541

Да, чудили британцы!  :dontknow: На этом фоне наш пятибашенный Т-35, образец гармонии.

0

542

FROL написал(а):

На этом фоне наш пятибашенный Т-35, образец гармонии.

Он конечно ещё на чертежах был обречён, но если бы десятка три т-35 зарыли бы в землю ( как долговременные огневые точки ) скажем на границе в Белоруссии, то как знать, как знать... Сюрприз был бы потрясающим наверняка.  :flag:

0

543

http://sg.uploads.ru/t/3LuEP.png

http://s8.uploads.ru/t/28OUF.jpg

После окончания Первой мировой войны Франция имела самый многочисленный танковый парк в мире, однако до 1935 было выпущено только порядка 280 новых танков. Французские военные считали себя победителями и мыслили категориями прошедшей войны, на танки они смотрели исходя из принятой военной доктрины.

Эта доктрина была сугубо оборонительной и состояла не в нанесении превентивных ударов по противнику, а в попытке приостановить наступление противника и измотать его в надежде перевести войну в позиционную форму, как это было в предыдущей войне.

В танках они видели не средство прорыва обороны и проникновения в глубину территории противника, а средство поддержки пехоты и кавалерии, которые оставалась главными родами войск. Главными задачами танка были поддержка маневра и наступления пехоты и кавалерии. Исходя из этого к танкам и предъявлялись соответствующие требования. Танки считались «спотыкающимися, полуслепыми бункерами на гусеницах», которые должны были иметь противопехотное вооружение и защиту от стрелкового оружия и полевой артиллерии.

Во французской армии в то время бронетанковых сил не было, танки были рассредоточены по пехотным и кавалерийским соединениям, которые самостоятельно заказывали технику для своих нужд. Так во Франции появились «пехотные» и «кавалерийские» танки.

После прихода к власти в Германии нацистов, принявших «доктрину блицкрига», основанную на достижении молниеносной победы за счет использования крупных танковых соединений для прорыва на узком участке фронта и проникновения в глубину территории противника, во Франции свою доктрину не изменили, и развитие танков продолжилось в том же направлении. Основными танками французской армии оставались легкие танки поддержки пехоты и кавалерии с пулеметным и небольшого калибра пушечным вооружением, с противопульной и противоснарядной защитой от полевой артиллерии.

Кроме этого, в рамках концепции «боевого танка» должны быть средние и тяжелые танки, способные вести самостоятельные боевые действия и противостоять танкам и противотанковой артиллерии противника.

Основным танком в армии оставался легкий танк FT17 и его модификации, хорошо проявивший себя в предыдущей войне. В межвоенный период также было разработано и запущено в производство целое семейство легких танков для нужд пехоты и кавалерии.

Легкий танк FT17

Танк FT17 являлся первым в мире танком классической компоновки с вращающейся башней, разработанным в 1916 году и ставшим самым массовым танком Первой мировой войны. В предыдущей части я подробно описал его конструкцию и характеристики. Это был легкий танк клепанной конструкции весом 6,7 т, с экипажем 2 человека, с 37-мм пушкой «Гочкис» или 8-мм пулеметом «Гочкис», дифференцированным бронированием 6-16 мм, с двигателем мощностью 39 л.с., развивал скорость 7,8 км/час и имел запас хода 35 км.

http://sd.uploads.ru/t/o1ayS.jpg
Легкий танк FT17

Этот танк стал прототипом многих французских легких танков и танков в других странах. Танк претерпел ряд модификаций: FT 18 — с 37-мм пушкой SA18, FT 31 — с 8-мм пулеметом Hotchkiss, Renault BS — c 75-мм гаубицей Scheider, Renault TSV — радиофицированный танк без вооружения с экипажем 3 человека, Renault NC1(NC27) – удлиненная кормовая часть корпуса, двигатель мощностью 60 л.с., запас хода до100 км, RenaultNC2 (NC31) – ходовая с восемью опорными катками, балансирная подвеска, резино-металлическая гусеница, двигатель 45 л.с., скорость 16 км/час, запас хода 160 км.

Модификации танка широко использовались во французской армии и экспортировались во многие страны мира. Танк FT17 был на вооружении французской армии до начала Второй мировой войны, всего было выпущено 7820 танков

Легкий танк D1

Танк D1 был создан в 1928 году на основе танка Renault NC27 как танк сопровождения пехоты и имел классическую компоновку — отделение управления впереди, по центру вращающаяся башня с боевым отделением и сзади МТО. За счет увеличения ширины танка удалось довести экипаж до 3 человек – командир, радист и водитель.

http://s3.uploads.ru/t/8ouXQ.jpg
Легкий танк D1

Водитель размещался слева в корпусе в рубке с трехстворчатым люком. Он мог вести огонь из курсового 7,5-мм пулемета Reibel, справа от него находился радист. В связи с тем, что танк был оборудован радиостанцией, на корме устанавливалась двухбалочная антенна, из-за этого башня поворачивалась только на 345 градусов.

В башне была установлена 47-мм пушка SA34 со спаренным 7,5-мм пулеметом. На крыше башни была куполообразная командирская башенка, из которой командир мог вести наблюдение.

Конструкция корпуса была клепанная из катаных броневых листов, при весе танка 14 т он имел усиленную бронезащиту, толщина брони в лобовой части корпуса и верха бортов составляла 30 мм, нижней части борта 16(25) мм, крыши и днища 10 мм. На корме танка оставался традиционный «хвост» для преодоления препятствий.

http://sg.uploads.ru/t/pbxIK.jpg
Легкий танк D1

В качестве силовой установки на танке использовался двигатель Renault мощностью 65 л.с., обеспечивающий скорость 16,9 км/час и запас хода 90 км.

Ходовая часть D1содержала на один борт12 опорных катков, сблокированных в три тележки с пружинной подвеской (по одной на каждую тележку), 2 независимых опорных катка с гидропневиматическими амортизаторами, 4 поддерживающих ролика и крупнозвенчатую гусеницу.

Танк серийно выпускался в 1932—1935 годах. Было произведено 160 образцов.

Легкие танки АMR33 и АMR35

Танк АMR33 был разработан в 1933 году как разведывательный для кавалерийских и пехотных соединений. Серийно производился в 1934-1935 годах, всего выпущено123 образца.

Это была легкобронированная машина с экипажем 2 человека и весом 5,5т. Водитель размещался в корпусе впереди слева, командир находился в башне и мог вести огонь из 7,5 мм пулемета Reibel, установленного в башне в шаровой установке. Башня танка была смещена относительно продольной оси к левому борту, а двигатель Reinstella к правому.

http://s7.uploads.ru/t/Dr1MI.jpg
Легкий танк АMR33

Конструкция приземистого корпуса и шестигранной башни была клепанной из катаных броневых листов, установленных под небольшими углами наклона. Бронирование было слабым, лоб толщиной 13 мм, борта 10 мм и днище 5 мм.

В качестве силовой установки использовался двигатель Rheinastella мощностью 82 л.с., обеспечивающий скорость по шоссе до 60 км/час и неплохую подвижность.

Ходовая часть на каждом борту состояла из четырех обрезиненных опорных катков, два из которых были сблокированы в одну тележку и четырех поддерживающих роликов с резиновыми бандажами.

В 1934 году фирма Renault разработала более совершенную модификацию танк АMR33, получившего индекс АMR35ZT. При сохранении компоновки танка был увеличен корпус, в башне установлен крупнокалиберный 13,2мм пулемет, вес танка увеличился до 6,6т. Танк серийно производился с 1936 до 1940 года, всего было выпущено167 образцов.

Легкие танки AMC-34 и AMC-35

Танк AMC-34 был разработан в 1934 году в развитие AMR 33 как танк поддержки кавалерии, производился в 1934-1935 годах, было выпушено 12 образцов. Танк был весом 9,7 т и выпускался в двух вариантах – с башней AMX1 c 25-мм пушкой Hotchkiss и двумя членами экипажа и башней AMX2 с 47-мм пушкой SA34, 7,5-мм пулеметом и тремя членами экипажа.

Корпус был клепанной конструкции, башня литой. Бронирование было на уровне 5-20 мм. Двигатель Renaull мощностью 120 л.с. обеспечивал скорость по шоссе 40 км/час и запас хода 200 км.

http://sg.uploads.ru/t/7Rp9X.jpg
Легкий танк AMC-34

В 1936 году была разработана модификация танка AMC-34, получившая индекс AMC-35, котрый выпускался до 1939 года, всего было изготовлено50 образцов. Размеры танка были увеличены, он стал весить 14,5т. Была установлена более мощная 47-мм пушка SA35 с длиной ствола 32 калибра, 7,5 мм пулемет сохранился. Бронирование было усилено до уровня (10-25) мм, установлен более мощный двигатель мощностью 180 л.с.

Легкий танк R35

Самый массовый французский легкий танк R35 был разработан в 1934 году для сопровождения пехоты, производился в 1936-1940 годах, было выпущено 1070 машин для французской армии и 560 на экспорт.

Танк имел не классическую компоновку, силовая установка размещалась сзади. Трансмиссия в лобовой части, отделение управления и боевое отделение с вращающейся башней в средней части танка. Экипаж был два человека — командир и водитель.

http://s5.uploads.ru/t/nBi0I.jpg
Легкий танк R35

Конструкция корпуса собиралась из листов брони и броневых отливок с помощью сварки и болтов. Нижняя часть бортов корпуса были из листов брони толщиной 40 мм, днище также из броневого листа толщиной 10 мм. Лобовая часть корпуса толщиной 40мм, верхняя часть бортов толщиной 25-40 мм и корма корпуса толщиной 32мм были отлиты из броневой стали. Башня была целиком отлита из броневой стали с толщиной бортов 40 мм, наклоненных под углом 24 градуса к вертикали и толщиной крыши 25 мм. На крыше башни был установлен литой поворотный купол с вентиляционным лючком. В крыше башни был также лючок для флажковой сигнализации. Вес танка 10,5 т.

В башне устанавливалась 37-мм пушка SA18 и спаренный 7,5-мм пулемёт. Для наведения оружия использовался телескопический прицел, установленный слева от пушки. На модификации танка R 39 была установлена пушка SA38 того же калибра с увеличенной длиной ствола.

В качестве силовой установки использовался двигатель мощность 82 л.с., обеспечивающей скорость 23 км/час и запас хода 140 км.

Ходовая часть по каждому борту состоит из пяти обрезиненных одиночных опорных катков и трёх обрезиненных поддерживающих катков. Четыре опорных катка были сблокированы в двух тележках «ножничного типа», состоявших из двух шарнирно закреплённых между собой балансиров, верхние части которых шарнирно соединены между собой через упругий элемент. Пятый каток подвешен на балансире, рессора которого соединена другим своим концом с корпусом танка. Мелкозвенчатая гусеница состояла из 126 траков шириной 260 мм.

Легкий танк Н35

Легкий танк Н35 разработан в 1934 году для поддержки кавалерийских соединений и был максимально унифицирован с танком поддержки пехоты R35. С 1935 по 1940 гг. было выпущено около1000 образцов.

Компоновка танка была аналогичной танку R-35, в конструкции танка также широко использованы литые детали, соединенные между собой болтами. Литая башня была заимствована с танка R35. Толщина брони лба корпуса составляла 34 мм, башни 45 мм. Вес танка был 12 т, экипаж 2 человека.

http://sh.uploads.ru/t/AHYFe.jpg
Легкий танк Н35

Вооружение Н35 состояло из 37-мм пушки SA18 и спаренного с ней 7,5-мм пулемета Reibel.

В качестве силовой установки использовался двигатель мощностью 75 л.с., обеспечивающий скорость 28 км/час и запас хода 150 км.

Для устранения недостатков Н35 в 1936 году была разработана модернизированная версия Н38, броня лба корпуса была увеличена до 40 мм и установлен двигатель мощностью 120 л.с. Вес танка вырос до 12,8 т, однако скорость поднялась до 36,5 км/час.

В 1939 году разработана версия Н39 с усиленной до 45 мм лобовой броней и длинноствольной 37-мм пушкой SA38. Внешне этот танк отличался более высоким и угловатым моторным отсеком, расширенной до 270 мм гусеницей. По скоростным характеристикам Н39 остался на уровне Н38, но запас хода уменьшился до 120 км.

http://sd.uploads.ru/t/lhzSN.jpg
Легкий танк Н39

Танки этих моделей приняли участие в боевых действиях в начале Второй мировой войны и не смогли серьезно противостоять немецким танкам.

Легкий танк FCM36

Танк FCM36 был разработан в 1935 году в рамках конкурса на разработку танка поддержки пехоты, основными конкурентами выступали Н35 и R35. Всего было выпущено порядка 100 образцов этих танков.

Компоновка пехотного танка FCM36 являлась «классической», экипаж танка был 2 человека. В передней части корпуса находилось место механика-водителя, за ним располагался командир, одновременно выполнявший функции стрелка и заряжающего. В башне была установлена устаревшая короткоствольная 37-мм пушка SA18 и спаренный 7,5-мм пулемет. Башня была выполнена в форме усеченной пирамиды с четырьмя смотровыми приборами, пушка и пулемет устанавливались в общей маске, позволявшей наводить вооружение в вертикальной плоскости в пределах от -17° до +20°. Вес танка был 12 т.

http://s7.uploads.ru/t/cJndM.jpg
Легкий танк FCM36

Нам этом танке появилось ряд принципиально новых конструкторских решений. Конструкция танка была сложнее, чем у Н35 и R35, бронелисты располагались под рациональными углами наклона, корпус и башня были не клепанными, а сварными. Танк имел хорошее противоснарядное бронирование, толщина брони башни, лба и бортов корпуса составляла 40 мм, крыши 20мм.

Несомненным плюсам этого танка была установка дизельного двигателя Berliet мощностью 91 л.с., обеспечивающий скорость 25 км/час и значительно увеличивший запас хода танка до 225 км, практически удвоив его по сравнению с другими танками.

Эти нововведения и идеи с наклонными бронелистами и дизельным двигателем были впоследствии использованы при разработке советского танка Т-34.

http://s9.uploads.ru/t/8HZpO.jpg
Легкий танк FCM36

Ходовая часть танка также была довольно сложной. На каждом борту она состояла из 9 опорных катков, восемь из которых были сблокированных в 4 тележки, четырех поддерживающих роликов, переднего направляющего и заднего ведущего колеса. Катки и внешние элементы трансмиссии почти полностью закрывались фальшбортом сложной формы, в котором имелось вырезы для сброса грязи с верхних ветвей гусениц.

Легкие танки Франции перед началом войны

Семейство легких танков, разработанных в межвоенный период, отличались небольшим весом в основном до 12 тонн, экипажем два, реже три человека, наличием пулеметного, 37-мм и/или 47-мм пушечного вооружения в различных сочетаниях, в основном с противопульным бронированием, а на образцах с середины 30-х годов и с противоснарядным бронированием, использованием бензиновых двигателей, обеспечивающих скорость до 60 км/час. Принципиально отличался танк FCM36, на котором был установлен дизельный двигатель, клепанная конструкция корпуса и башни была заменена на сварную и обеспечено противоснарядное бронирование.

В межвоенный период к 7820 танкам FT17 и его модификаций, значительная часть которых эксплуатировалась в армии, было выпущено 2682 легких танка новых образцов, которые в количественном отношении представляли серьезную силу, но с точки зрения требуемых тактико-технических характеристик и тактики использования танков они во многом уступали немецким танкам, и в начале Второй мировой войны это наглядно было продемонстрировано.

Продолжение следует…
Автор:
Юрий Апухтин

http://sd.uploads.ru/t/yxJl6.png

http://s5.uploads.ru/t/dT6Kb.gif

С Уважением, Владимир.

Отредактировано konvlad22 (7 Июн 2019 18:30:13)

0

544

Хорошо, что французы не сильно по танкам заморачивались и не много танков нового образца наделали. А то-бы нам ещё тяжелее было.

0

545

ГЕРОИ И ПРЕДАТЕЛИ

http://s7.uploads.ru/t/PNYdm.png

Перед тем как сунуть голову в петлю, он плюнул палачу на сапог.

http://s8.uploads.ru/t/Kzk18.jpg

Этот человек прожил яркую жизнь, которая могла не раз оборваться. Судьба долго хранила Андрея Шкуро. Чтобы привести в 60 лет на виселицу.

Из огня да в полымя
Ему одному выпало столько испытаний и приключений, что хватило бы на целый эскадрон или даже дивизию.

Родился на Кубани в семье казачьего полковника Григо­рия Шку­ры (позднее он сменит фамилию на чуть более благозвучную), в 10 лет был отправлен на учебу в 3‑й Мос­ковс­кий кадетский корпус. Кадеты внесли свой вклад в первую русскую революцию — 5 октября 1905 года подняли в корпусе бунт: «Мы поломали парты и скамейки, побили лампы, разогнали педагогов, разгромили квартиру директора корпуса и бушевали целую ночь». В числе 24 зачинщиков Андрея отчислили, но потом амнистировали.

Окончив корпус, поступил в Ни­­ко­лаевское кавалерийское учи­лище, где стал мастером джигитовки и...кутежей. Будучи «распределен» в Пер­сию, вызвался охот­ником в отряд, созданный для борьбы с грабителями караванов. В набегах и стычках Андрей чувствовал себя в своей стихии. Через год после перевода в Екатеринодар с неменьшей страстью предался кутежам и, по собственному признанию, кончил бы плохо, если бы не женился.

Молодожены отправились в путешествие на Брюссельскую всемирную выставку, которая на их глазах сгорела — Андрей лично тушил грандиозный пожар. Это зарево стало своеобразным предвестником всей будущей жизни — судьба неизменно будет кидать Шкуро из огня да в полымя.

Он завербовался в экспедицию в Сибирь на поиски золота. Но с началом Первой мировой войны немедленно отправился на фронт, где его 3‑й Хоперский полк прямо из эшелона ринулся в бой — казаки верхом на лошадях выпрыгивали из вагонов и врубались в цепи неприятеля. Командуя взводом из 17 человек, Шкуро атаковал эскадрон немецких гвардейских гусар и взял в плен 48 всадников и двух офицеров. Был неоднократно награжден и ранен. Ему очень везло — один раз от смерти спасла рукоятка кинжала, попав в нее, пуля лишь задела брюшину.

Шкуро подал командованию идею создания диверсионных отрядов. Получил добро и из самых отчаянных казаков сформировал свою «волчью сотню». В белых маскхалатах «волки» уходили в набеги на территорию врага — сжигали склады, громили штабы. Их опыт признали удачным, и было создано еще 50 таких отрядов.

Февральская революция застала Шкуро близ Кишинева. Между его казаками и распропагандированными солдатами пехотных частей то и дело возникали конфликты. И тогда «волки» захватили вокзал, поезд и двинулись на Персидский фронт, где надеялись переждать смуту. Не раз на станциях расчищали себе путь силой, пороли революционных матросов, заставляли их, стоя на коленях, петь «Боже, царя храни...»

В Персии отряд воевал с турками, курдами и все так же конфликтовал с солдатской толпой. На Рождество на Шкуро было совершено покушение. И снова — чудо. Пуля, попав в костяные газыри черкески, отклонилась — пробила грудную клетку возле сердца. Оставила на теле четыре отверстия, но не задела кости.

http://s8.uploads.ru/t/7Ihbd.png
Любимое еще со времен Первой мировой название «Волчья сотня» Шкуро в Гражданскую войну присвоил своему личному конвою, больше напоминавшему банду головорезов. На его черном знамени красовалась голова волка, а к папахам бойцов крепились волчьи хвосты

Мышьяк для героя

После всеобщего развала разыскиваемый ревкомами Шкуро, перекрасив волосы, с подложным паспортом добрался до Кисловодска, где жила жена. Переодевшись стариком, ходил по митингам — выведывал обстановку. Убедив­шись, что в местных советах стали верховодить «отбросы общества» (голытьба, пьяницы и конокрады), а казаки уже устали новую власть терпеть, Шкуро стал готовить восстание. Благо родом из этих мест — района Кавказских Мине­ральных Вод — были ветераны его «Волчьей сотни». Находя убежища в черкесских аулах и казачьих станицах, отряд в 15 человек кочевал в горах, распуская слухи о своей многочисленности — оставляя после себя пепелища костров, пуская на рысях телеги и имитируя грохотом артиллерию.

Первыми присоединились казаки Суворовской, Беке­шевской и Боргустанской станиц. 12 июня 1918 года состоялось боевое крещение. Плохо вооруженные казаки, включая стариков с кремниевыми ружьями времен Кавказской войны, женщин и подростков с рогатинами, противостояли красным с пулеметами и артиллерией. И победили. Даль­ше отряд, постоянно терзая красных набегами, обрастал казаками и горцами и вскоре достиг 10 тысяч человек. 7 июля был взят Став­рополь — Шкуро пригрозил разгромить город тяжелой артиллерией (притом, что у него не было даже легкой). Большевики испугались и ушли. В тот же день Шкуро передал свой отряд в распоряжение оказавшейся рядом Добро­воль­­ческой армии генерала Дени­кина. Однако с белыми у него начались трения, и с двумя сотнями казаков он снова ушел в партизаны — поднимать восстание в Пред­горь­ях Кавказа. За несколько месяцев его армия выросла до нескольких тысяч человек. Он даже выпускал деньги, прозванные «шкуринками». Вос­со­единился с женой, бежавшей из Кис­ло­водс­кой большевистской тюрьмы и прятавшейся в аулах.

Казаки Шкуро освобождали Владикавказ, замиряли Ингуше­тию. Потом его дивизию перебросили в места, которые и теперь на слуху — Дебальцево, Горловка, Иловайская, Ясиноватая. Там Шку­ро спасал Добровольческий корпус генерала Май-Маевского (прототип генерала Ковалевского в фильме «Адъютант его превосходительства»), державшегося из последних сил против красных и мах­новцев. Казаки Шкуро атаковали так: всадники шли верхом цепью, не стреляя, и вдруг вперед карьером выносились артиллерия и пулеметы на тачанках, открывали огонь, потом казаки бросались в шашки. 1‑я Кавказская дивизия Шкуро разбила Махно и захватила его столицу Гуляйполе.

В освобожденном Харькове в ресторане «Версаль» офицерам подсыпали в еду мышьяк — сослуживец скончался, Шкуро не пострадал. «Это промысел Бо­жий», — писали газеты.

http://s7.uploads.ru/t/9FcSi.jpg

http://sd.uploads.ru/t/yAcwP.jpg

http://s5.uploads.ru/t/fWR09.jpg

Знаки свыше
Когда донской генерал Мамонтов ушел в знаменитый рейд по красным тылам, Шкуро умолял Ставку разрешить ему пробиваться на соединение с ним, чтобы дальше совместно броситься на Моск­ву. Это был уникальный момент. Будённый еще только формировал конную армию, сыгравшую позднее ключевую роль в победе красных. Но Де­ни­кин не согласился, время было упущено. Шкуро получил два дурных знака сверху. Один снаряд попал в дом, где он находился, другим его выбросило из автомобиля — он стал хромать и не мог держаться в седле.

Шкуро взял Воронеж — до Москвы оставалось всего ничего. Но казаки, выйдя за пределы казачьих земель, стали спрашивать: почему мы одни за Россию воюем, почему сами русские не поднимаются? Боевой энтузиазм падал. Раненые и отпускники перестали возвращаться на фронт. Корпус Шкуро уменьшился до 2500 шашек, а над ним уже нависал призрак 15‑тысячной Конной армии Будённого. Шкуро тщетно доказывал Деникину, что нужно или бросаться рейдом на Москву, или же, собрав в кулак всю белую конницу, кинуть ее на Будён­но­го — уничтожить красную кавалерию, пока она не набралась боевого опыта.

Первые стычки с Будённым остались за Шкуро, он смог разбить две красных бригады. Будён­ный атаковал одновременно во многих пунктах малыми отрядами. Шкуро охотно отдавал ему эти пункты и обрушивал на красные отряды свой резерв. Будённый извлек уроки и перестал распылять силы. Вскоре Махно создал угрозу ставке Деникина в Таган­ро­ге — часть белой кавалерии пришлось перебросить туда.

«Будённый превосходил меня конницей почти вдесятеро, — вспоминал Шкуро. — После 2–3 дней действий на фронте он отводил части в резерв, заменяя их свежими...Я же вынужден был всегда держать свою конницу в первой линии, утомляя и без того уже измученных казаков и калеча свой конский состав».

Начались холода, а с ними болезни (казаки были плохо экипированы). Не было зимних подков для перековки лошадей. «Во время гололедицы наши кони могли идти лишь шагом, в то время как кованные на зимние подковы кони кавалерии Будённого развивали любой аллюр. Его отряды свободно уходили от нашего преследования, казаки же при каждой неудаче чувствовали у себя на плечах врубившегося в тыл противника…»

Отступление с каждым днем все больше превращалось в бегство, которое для Шкуро, как и для многих его соратников, закончилось в Крыму. Новый командующий Врангель, ревностно относившийся к Шкуро, быстро удалил его из армии — уже в мае 1920‑го тот был вынужден покинуть Крым. В эмиграции сперва жил на подношения бывших российских капиталистов, которых в январе 1919‑го спас от верной смерти в Кисловодске. Тогда, внезапно захватив город, он вывез оттуда застрявшие на курорте семьи известных промышленников (Но­белей, Рябушинских). В 1925‑м Шкуро создал из казаков конную труппу, выступавшую в Париже на Марсовом поле. В 1931‑м перебрался в Югославию, где возглавляемые им станичники строили дамбы и железные дороги.

http://s7.uploads.ru/t/5hWFs.jpg

Волчья смерть

http://s9.uploads.ru/t/Mr3uy.png

С началом Второй мировой, как и многие казаки, Шкуро готов был хоть с чертом вернуться на родину. Он участвовал в формировании казачьих частей в составе вермахта. В конце войны англичане выдали его СССР вместе с тысячами других казаков. Выдали несмотря на то, что Шкуро был рыцарем ордена Бани — одной из высших английских наград, врученной ему в 1919 году.

По воспоминаниям очевидцев, советские офицеры, у которых поначалу оказался легендарный генерал, любили слушать его приправленные юмором и крепким словцом рассказы о Гражданской войне. Потом Шкуро доставили в Москву. И хоть он непосредственно не участвовал в боевых действиях, был гражданином Югославии (то есть по советским законам не подпадал под статью об измене родине), 15 января 1947 года его казнили в тюремном дворе — повесили живьем за ребро на мясницком крюке. Как скотину. Рассказывают, что перед этим Шкуро плюнул палачу на сапог.

«Я никогда не забуду въезда моего в Екатеринослав*. Люди стояли на коленях и пели «Христос Воскресе», плакали и благословляли нас. Не только казаки, но и их лошади были буквально засыпаны цветами».
Андрей Шкуро (1887–1947)

http://s9.uploads.ru/t/47S8A.png

Автор текста: Владлен Чертинов
Материал из выпуска №44 журнала «Ваш тайный советник», тема номера — «Гражданская война»

http://s5.uploads.ru/t/KpsDI.gif

С Уважением, Владимир.

0

546

http://sg.uploads.ru/t/8b60T.png

http://s7.uploads.ru/t/PikKx.jpg

В предыдущей статье были рассмотрены легкие французские танки, разработанные в межвоенный период в соответствии с военной доктриной Франции. Легкие танки предназначались для поддержки пехоты и кавалерии и являлись основными танками французской армии. Кроме этого, в рамках концепции боевого танка предполагалось использование средних и тяжелых танков для самостоятельного ведения боевых действий и противостояния танкам и противотанковой артиллерии противника.

С этой целью во Франции после окончания Первой мировой войны начали разрабатываться тяжелые танки, а после прихода в Германии к власти нацистов с середины 30-х и средние танки. Эти танки выпускались ограниченными сериями и накануне Второй мировой войны не стали массовыми во французской армии.

Средний танк D2

Средний танк D2 весом 19,7 т разработан в 1934 году как дальнейшее развитие легкого «пехотного» танка D1. За период 1935-1940 было произведено около 100 танков. Перед средним танком военные поставили задачу не только сопровождение пехоты, но и уничтожение бронетехники противника. В качестве базы для этого танка больше всего подходил D1, отличавшийся усиленным бронированием при удовлетворительной скорости движения.

http://s5.uploads.ru/t/Jiflk.jpg
Средний танк D2

Компоновка танка осталась без существенных изменений, экипаж был 3 человека. В передней части корпуса размещался механик-водитель, справа от него радист. Командир танка размещался в боевом отделении и обслуживал башню, на которой устанавливалась командирская башенка.

Передняя часть корпуса была полностью изменена. От покатой верхней части лба и отдельной рубки механика-водителя отказались. Вместо двухстворчатого люка стрелка-радиста установили откидывавшийся вперёд люк.

По требованию военных конструкция корпуса должна была быть не клепаной, а сварной, но реализовать это полностью не удалось. Танк имел корпус клепано-сварной конструкции с широким использованием бронированных литых деталей, литой была и башня.

Броневые детали корпуса соединялись с помощью сварки, болтов и заклепок и тонких стальных полос. Бронирование танка было на достаточно высоком уровне, толщина брони лба башни 56 мм, бортов башни 46 мм, лба и бортов корпуса 40 мм и днища 20 мм.

В башне устанавливалась 47-мм пушка SA34 и 7,5-мм пулемет Chatellerault, при этом пушка и пулемет имели раздельные маски. Для стрелка-радиста в корпусе устанавливался ещё один такой же пулемет. Во второй серии танков D2 была установлена новая башня АРХ4 с более мощной длинноствольной пушкой SA35.

http://sh.uploads.ru/t/zPRM1.jpg
Средний танк D2

В качестве силовой установки использовался двигатель Renault мощностью 150 л.с., обеспечивающий скорость 25 км/час и запас хода 140 км.

Ходовая часть, как и на D1, на каждом борту состояла из 12 опорных катков сблокированных в три тележки с блокированной пружинной подвеской (по одной на каждую тележку), 2 независимых опорных катков с гидропневиматическими амортизаторами, 4 поддерживающих роликов, переднего направляющего и заднего ведущего колеса. Ширина гусеничных траков составила 350 мм. Ходовая была защищена броневым экранам

Средний танк SOMUA S35

Основной средний танк французской армии и лучший французский танк предвоенного периода. Разработан фирмой SOMUA в 1935 году в рамках создания «кавалерийского» танка. С 1936 по 1940 год выпущено 427 образцов. В основу конструкции танка были положены элементы пехотных танков D1 и D2, трансмиссия и подвеска во многом были заимствованы от чехословацкого танка Lt.35.

http://s7.uploads.ru/t/6Mt8E.jpg
Средний танк S35

Танк был весом 19,5 т. Компоновка была классической с расположением МТО в корме, а отделение управления и боевое отделение в лобовой части корпуса. Экипаж танка состоял из трёх человек: механика-водителя, радиста и командира. Механик-водитель размещался впереди слева в корпусе, радист справа от него, командир-стрелок в одноместной башне. Радист также мог выполнять функции заряжающего, переходя в боевое отделение.

Посадка экипажа осуществлялись через люк в левом борту корпуса и дополнительный люк в кормовой части башни. Также в полу боевого отделения имелся люк для экстренной эвакуации.

Танк имел дифференцированную противоснарядную броневую защиту. Корпус изготавливался из четырех литых броневых деталей: двух нижних, в которых монтировались все агрегаты танка, и двух верхних — носовой и кормовой. Между собой все эти детали соединялись болтами.

Толщина бронирования нижней части корпуса составляла 36 мм в скруглённой наклонной под углом 30° лобовой части, 25 мм в бортах, дополнительно прикрытых 10-мм экранами над ходовой, кормы (25—35) мм, днища 20 мм, крыши (12—20) мм. Лоб верхней половины корпуса имел толщину 36 мм скруглённой наклонной под углом 45° нижней части и наклонной под углом 22° верхней части. Борта верхней половины при наклоне 22 градуса имели толщину 35 мм.

На первых образцах танка устанавливалась башня APX1, проверенная на танке D2, на последующих башня APX1CE с увеличенным диаметром погона. Башня была шестигранной и литой. Толщина лба башни 56 мм, бортов и кормы 46 мм, крыши башни 30 мм, маски пушки и пулемёта были толщиной 56 мм. На башне была командирская башенка с наблюдательным люком со смотровой щелью и двумя смотровыми отверстиями, закрываемыми броневыми щитками. Башня кроме ручного имела и электропривод.

В башне устанавливалась 47-мм пушка SA35 с длиной ствола 32 калибра и 7,5-мм пулемёт. Пушка и пулемёт были установлены в независимых масках на общей оси качания. Дополнительный зенитный пулемёт мог размещаться на турели на крыше башни над кормовым люком.

В качестве силовой установки использовался двигатель Somua мощностью 190л.с., обеспечивающий скорость 40км/час и запас хода 240 км. Управление танком осуществлялось не традиционными рычагами, а при помощи штурвала, соединённого тросами с бортовыми фрикционами.

Ходовая часть на каждом борту состояла из 8 опорных катков малого диаметра, сблокированных в 4 тележки по два катка, одного независимого катка, двух поддерживающих роликов и ведущего колеса заднего расположения. Кормовой каток имел индивидуальную подвеску на отдельном рычаге, с подрессориванием наклонной цилиндрической пружиной. На передней тележке подвески также имелся масляный амортизатор. Гусеница была шириной 360 мм. Подвеска практически полностью закрывались бронированными экранами.

Дальнейшим развитием S35 стала его модификация S40. В этом танке сборка броневого корпуса и башни производилась не болтами, а сваркой в основном катанных бронеплит, что существенно упростило производство танка и повысило его бронестойкость. Также на танке был установлен новый дизельный двигатель мощностью 219 л. с.

Супертяжелый танк Char 2C

Самый большой и тяжелый танк французской армии. Разрабатывался с 1916 года как тяжелый танк прорыва вместо неудачных штурмовых танков Сен-Шамон и Шнейдер. До 1923 году было изготовлено10 образцов этого танка. Это был самый тяжелый серийный танк за всю историю танкостроения, вес танка достигал 69т, экипаж12 человек.

http://sd.uploads.ru/t/wlDn9.jpg
Супертяжелый танк Char 2C

За основу конструкции танка были использованы «ромбовидные» английские танки Мк.I и Мк.II. Танк должен был иметь противоснарядное бронирование и мощное вооружение во вращающейся башне. Он имел внушительные габариты — длина 10,2м, ширина 3,0м и высота 4,1м.

По компоновке танк делился на четыре отделения — отделение управления в носовой части корпуса, за ним боевое отделение с 4-х местной башней, моторно-трансмиссионное отделение и кормовое башенное боевое отделение. Двигатель располагался в центре корпуса, из-за больших его размеров и дополнительного оборудования систему выхлопа пришлось вынести наверх, ограничив на 40 градусов круговой обстрел башенной пушки.

http://s8.uploads.ru/t/1mdJK.jpg
Конструкция супертяжелого танка Char 2C

Серьезное внимание было уделено обзорности из танка. На обеих башнях были установлены большие наблюдательные колпаки, защищенные стробоскопическим наблюдательным прибором — двумя спонсонами с узкими щелевыми прорезями в стенках, вставленными один в другой. Оба спонсона вращались с большой скоростью в противоположных направлениях, за счет стробоскопического эффекта возникало ощущение почти прозрачности установки, в результате, командир и стрелок кормового пулемета имели круговой обзор.

Кроме этого в отделении управления, боевом отделении и башнях имелись смотровые щели и перископические приборы наблюдения. Для управления огнём пушки имелся телескопический прицел, пулеметы также были оборудованы прицелами. Танк оборудовался радиостанцией.

Основное вооружением танка была 75-мм пушка АРХ, размещенная в башне с сектором обстрела 320 градусов. Дополнительное вооружение включало в себя четыре 8-мм пулемета Hotchkiss, один устанавливался в передней части корпуса, два по бортам главной башней и ещё один в кормовой башне.

Броневая защита танка рассчитывалась на стойкость к снарядам 77 мм немецкой пушки FK 16. Лобовой лист имел толщину 45 мм, борта 30 мм и корма 20 мм, основной башни 35 мм. На момент начала Второй мировой войны танк был малоуязвим и для снарядов основной немецкой противотанковой пушки Pak 35/36. В 1939 году на нескольких танках лобовая броня была усилена до 90 мм, а бортовая до 65 мм, при этом вес танка достиг 75т.

В качестве силовой установки использовались два двигателя «Mercedes» GIIIa мощностью 180 л.с. каждый. Впервые в танкостроении на этом танке была применена электрическая трансмиссия. Каждый двигатель приводил в действие свой генератор постоянного тока, от которого электроэнергия поступала на электродвигатель, приводивший в движение соответствующую гусеницу танка. При выходе из строя одного из двигателей питание электродвигателей переключалось на один генератор и танк мог двигаться с небольшой скоростью. Танк мог двигаться по шоссе со скоростью 15 км час и имел запас хода 150км.

Ходовая часть танка была выполнена по аналогии с английской и имела на каждый борт по 36 катков, 5 направляющих и 3 поддерживающих ролика. Передние колеса было ведущими, задние направляющими. Гусеницы полностью обхватывали корпус танка. Наличие пружинной подвески обеспечивало танку довольно плавный ход, в отличие от английских танков с жесткой подвеской. Проходимость танка была впечатляющей, за счет своей большой длины он мог преодолевать рвы шириной до 4-х метров и вертикальную стенку высотой до 1,2 метра.

Танки Char 2C являлись до 1938 года единственными танками прорыва во французской армии и регулярно привлекались на маневры. При нападении в 1940 году Германии на Францию они эшелоном были направлены на фронт, но самостоятельно не смогли спуститься с платформы и были уничтожены своими экипажами.

В конце 30-х во Франции начали проектировать двухбашенный сверхтяжелый танк FCV F1 с толщиной брони до 120 мм, вес которого достигал 145 тонн, но начавшаяся война не дала реализовать этот проект.

Тяжелый танк Char B1

Танк Char B1 был лучшим тяжелым танком французской армии в межвоенный период. На этот танк возлагались задачи по поддержке пехоты и самостоятельному прорыву обороны противника. Танк разрабатывался с 1921 года в рамках концепции «боевого танка», после неоднократных изменений требований к нему, доработок и длительных испытаний в 1934 году принят на вооружение. Всего до 1940 года было изготовлено 403 образца разных модификаций

http://s7.uploads.ru/t/0KSui.jpg
Тяжелый танк Char B1

Танк имел компоновку из двух отсеков: отделения управления, совмещенное с боевым и моторно-трансмиссионное отделение. Экипаж танка состоял из четырёх человек: механика-водителя, выполнявшего также функции стрелка из основного орудия, заряжающего обоих орудий, командира танка, являвшегося также стрелком и отчасти заряжающим башенного орудия и радиста.

В лобовой части корпуса слева находилась бронированная рубка водителя, справа 75-мм пушка, во вращающейся башне устанавливалась 47 пушка, двигатель и трансмиссия располагались в кормовой части танка.

Громоздкий корпус танк был прямоугольного сечения, гусеничный обвод охватывал корпус, поэтому для обеспечения хорошего бокового обзора механику-водителю его рабочее место приподнято и выполнено в форме выступающей вперед бронированной рубки. Справа устанавливалась 75- мм орудие и находилось место заряжающего, который обслуживал две пушки и курсовой пулемет. Командир размещался в башне, установленной по центральной оси танка, он осуществлял наблюдение за полем боя и вел огонь из башенного орудия. Вращение башни осуществлялось при помощи электропривода, что заметно облегчало работу командира. В средней части с левой стороны, ниже и позади командира, размещался радист.

Механик-водитель помимо управления танком при помощи рулевого колеса с гидроусилителем, выполнял также функции наводчика основного орудия, поскольку наводить его по горизонту можно было только путем перемещения корпуса танка. Прицеливание он осуществлял через соединенный с орудием прицел, с 3,5-кратным увеличением.

Экипаж попадал в танк через боковую дверцу, размещенную справа в корпусе танка. У командира и механика-водителя имелись свои люки в башне и рубке водителя. Кроме того, был запасной люк в днище танка, а также люк сзади, около моторного отсека.

Корпус танка имел клепано-сварную конструкцию и изготовлялся из катаных бронелистов. Лобовая часть корпуса, борта и корма имели толщину брони 40 мм, крыша (14-27) мм, днище 20 мм. Верхний лобовой бронелист устанавливался под углом 20°, нижний 45°, верхние бортовые бронелисты также имели угол наклона 20°. Литая башня и литая рубка механика-водителя имели толщину стенок 35 мм. По бронестойкости Char В1 превосходил все имевшиеся на тот момент танки. Вес танка при этом достигал 25т.

Вооружение танка состояло из двух пушек и двух пулеметов. В качестве основного вооружения использовалась 75 мм с длиной ствола 17,1 калибра и предназначалось для поддержки пехоты. В башне устанавливалось 47 мм короткоствольная пушка SA34 и предназначалась для борьбы с танками противника. Для поддержки пехоты танк также вооружался двумя 7,5 мм пулеметами, один в башне и другой в корпусе.

В качестве силовой установки использовался двигатель Renault мощностью 250 л.с., обеспечивающий скорость 24 км час и запас хода 140 км.

Подвеска содержала на каждый борт по три тележки с четырьмя опорными катками, оснащенные амортизацией на вертикальных пружинных рессорах, крепившихся к верхней балке. Три передних катка и один задний оснащались подвеской на листовых рессорах. Гусеница была шириной 460 мм. Борта прикрывались 25 мм бронещитами, полностью защищавшими элементы подвески, частично опорные катки и направляющие колеса.

Из-за своей малой проходимости и недостаточного вооружения Char В1 к началу Второй мировой войны устарел и требовал модернизации, с 1937 года начал выпускаться модернизированный танк Char B1bis. В танке была установлена новая башня APX4 с 57 мм лобовым бронированием и новой длинноствольной 47 мм пушкой SA35 с длиной ствола в 27,6 калибра. Лобовую броню увеличили до 60 мм, бортовую до 55 мм и ширину гусениц до 500 мм. Вес танка увеличился до 31,5т.

http://s8.uploads.ru/t/gqz8l.jpg
Тяжелый танк Char B1bis

Для компенсации веса был установлен более мощный двигатель Renault мощностью 307 л. с., позволивший повысить скорость до 28 км час. Мощное 60 мм бронирование не пробивал ни один немецкий танк, а длинноствольное 47 мм орудие Char B1bis пробивало все немецкие танки того времени. Всего танков В1 и В1bis было выпущено 342 единицы.

Танки В1 и В1bis приняли участие в столкновении с немцами в 1940 году, показали хорошую огневую мощь и защищенность, но из-за больших габаритов, низкой проходимости и маневренности были легкой добычей немецких танков и авиации.

Состояние бронетанковых сил Франции накануне войны

В межвоенный период Франция на эйфории успеха самого массового танка Первой мировой войны FT17 готовилась не к будущей, а к прошедшей войне и не хотела видеть принципиальные возможности использования танков в современной войне.

Французские военные, руководствуясь не наступательной, а оборонительной военной доктриной, не признавали танковые силы самостоятельным родом войск и рассматривали их лишь как придаток к пехоте и кавалерии.

Основное внимание было уделено созданию легких танков поддержки пехоты и кавалерии и их массовое производство, создавались средние и тяжелые танки прорыва. Выпускаемые небольшими сериями. За эти годы была впущена линейка легких танков с примерно равными характеристиками.

Легкие танки были клепаной конструкции, весом 5,5-12 тонн, экипажем два, изредка три человека, вооружены легкими 37 мм или 47 мм пушками и пулеметами, броневая защита была только от стрелкового оружия и осколков — лоб 13-20 мм, борт 10-16 мм, развивали скорость 7,8-40 км/час.

Легкие танки разработанные в середине 30-х (R35, Н35, FCМ36) отличались уже противоснарядным бронированием, рациональными углами наклона брони, более совершенными пушками того же калибра. Особо выделялся танк FCМ36, имевший сварную конструкцию, мощное 40 мм противоснарядное бронирование и дизельный двигатель.

Легкие танки имели хорошую подвижность, но слабое вооружение и защиту и становились легкой добычей противотанковой артиллерией и танков противника.

Параллельно с легкими танками с середины 30-х начали разрабатывать средние танки весом порядка 20 тонн, экипажем три человека, с 47 мм пушечным вооружением, серьезным противоснарядным бронированием — лоб (36-56) мм, борта (35-40) мм и сравнительно высокой скоростью (25-40) км час. На установку более мощного пушечного вооружения на средних танках так и не пошли. Эти танки представляли достаточно серьезную силу, но массового распространения в армии не получили.

Продолжилось развитие и наследия первой мировой войны – создание тяжелых и супертяжелых танков. Тяжелые танки при весе около 30 тонн имели по тем временам мощное бронировании лба до 60 мм и и бортов до 55 мм, достаточно эффективные 75 мм основную и 47 мм дополнительную пушки, но обладали низкой подвижностью и скоростью. Супертяжелый танк весом 75 тонн с хорошим бронированием и 75 мм пушкой оказался практически бесполезным и в реальных боевых действиях не применялся.

В межвоенный период французские танкостроители, основываясь на ложной концепции военных о приоритете кавалерийских и пехотных танков, уделили основное внимание разработке легких танков и не смогли найти оптимальное сочетание огневой мощи, подвижности и защищенности танка. В итоге создавали или легкие подвижные и сабо защищенные танки или мощные средние и тяжелые танки с недостаточной подвижностью.

Автор:
Юрий Апухтин

Использованы фотографии:
space, fishki.net, members.home.nl, topwar.ru
Статьи из этой серии:
Что способствовало появлению танков в Первую мировую войну
Немецкие танки Первой мировой войны
Французские танки Первой мировой войны
Танки Англии в межвоенный период
Лёгкие танки Франции в межвоенный период

http://sg.uploads.ru/t/pMs41.png

http://s8.uploads.ru/t/mVKHC.gif

С Уважением, Владимир.

0

547

Ого, даже электрическую трансмиссию для танка "мусью" придумали и реализовалли.  o.O
SOMUA S35 и D2 очень даже приличные. Фраза про "месье знающего толк в извращениях" только в конце статьи вспомнилась. :)

0

548

FROL написал(а):

Фраза про "месье знающего толк в извращениях" только в конце статьи вспомнилась.

И обрати внимание, Тимур, что в отличии от немецких танков, французы старались делать свои более "зализанными" , не угловатыми, более эстетичными... Одним словом - французы.  o.O

0

549

http://s9.uploads.ru/t/Jqxyh.png

http://sd.uploads.ru/t/h06Ak.jpg

Почему Т-34 проиграл PzKpfw III, но выиграл у "Тигров" и "Пантер". В 1941 году «тридцатьчетверка» обладает ультимативно-мощной броней и пушкой в сравнении с любой бронетехникой нацистской Германии. Однако эти достоинства в значительной степени уравновешивались известной «слепотой» — недостаточностью средств наблюдения, нехваткой пятого члена экипажа, сложностью управления, а также массой «детских болезней». Кроме того, в среднем советские танковые экипажи были подготовлены заметно хуже германских, получивших боевой опыт в Польше и Франции, а части и соединения проигрывали как в опыте, так и в связи, и умении грамотно сочетать действия пехоты, артиллерии и танков.

В 1942 г. превосходство Т-34 в артиллерии и бронировании сохранялось, при этом танк постепенно избавлялся от «детских болезней», а танковые войска обретали столь нужный им боевой опыт. Но и немцы не сидели сложа руки, и к концу года смогли насытить войска длинноствольными 50-мм и 75-мм орудиями, каковыми они также стали вооружать свои танки и САУ. Это создало для немцев известные неудобства, но в результате к началу 1943 г. Т-34 утратил почетное звание танка с противоснарядным бронированием.

В первой половине 1943 г. Т-34 получил, наконец, важнейшие модернизации, такие как качественные воздушные фильтры, командирскую башенку, новую коробку скоростей и т.д., превратившие «тридцатьчетверку» в весьма совершенный танк для маневренной войны и глубоких операций. По мнению автора, которое он обосновывал в предыдущей статье, по совокупности боевых качеств Т-34 обр. 1943 г. вполне соответствовал германскому среднему танку Т-IVН. «Тридцатьчетверка», конечно, уступала «четверке» в дуэльной ситуации «лоб в лоб», потому что очень мощная 75-мм пушка германского танка и частичное бронирование лобовой проекции корпуса 80 мм броней давало ему в подобном бою неоспоримые преимущества. Однако даже в такой ситуации превосходство германского танка не было абсолютным, так как его башня и часть лобовой проекции корпуса вполне могли быть пробиты сплошными бронебойными «болванками» Т-34. Однако война вовсе не исчерпывается танковым боем «лоб в лоб», а во многих других аспектах Т-IVH уступал Т-34 – в силу слабого бронирования бортов, верха корпуса и днища, он был значительно уязвимее к воздействию малокалиберной артиллерии ПТО, а также полевой артиллерии, пехотных противотанковых средств и мин. При этом Т-34 имел большую дальность хода на одной заправке, и, наконец, стал достаточно надежным и сравнительно простым в эксплуатации танком, пригодным для глубоких операций.

Таким образом, можно говорить о том, что примерно с июня 1943 г. Т-34 с 76,2-мм пушкой достиг пика своего развития.

К началу 1943 г. войска получили весьма немалое количество «тридцатьчетверок». Всего на начало этого года РККА располагала 7,6 тыс. средних танков, и очевидно, что основную их массу составляли именно Т-34 различных лет выпуска. Очень большая цифра, с учетом того, что у немцев общее количество бронетехники на начало того же года достигало около 8 тыс. ед., куда входили в том числе и легкие машины, да и далеко не все они находились на восточном фронте. В течение 1943 г. армия получила 23,9 тыс. средних танков, в том числе примерно 15,6 тыс. составляли «тридцатьчетвёрки». Всего в 1943 г. заводы произвели 15 696 этих танков, но, возможно, не все из выпущенных успели попасть в части, зато в них могло быть передано некоторое количество «тридцатьчетверок», произведенных в 1942 г. Впрочем, всерьез на статистику это не повлияет.

Таким образом, мы можем констатировать, что в танковых войсках ситуация улучшалась по всем параметрам – тут и массовый выпуск, и качественное совершенствование танков, и улучшение штатных структур, в виде формирования танковых и механизированных корпусов вполне адекватного состава, а на их основе – танковых армий. Первые можно считать аналогом германских танковым и моторизованным дивизий, вторые – танковых корпусов. Кроме того, разумеется, бойцы и командиры получили богатый военный опыт.

Соотношение потерь в 1943 г.

И, тем не менее, наши потери танков в 1943 г. значительно превосходили немецкие. Если взять статистику, представленную Мюллером-Гиллебрандом, то получается, что «панцерваффе» в этом году, на всех фронтах безвозвратно потеряли 8 988 танков и САУ всех типов. В то же время потери РККА составили порядка 23,5 тыс. танков и САУ.

Как уже говорилось ранее, приведенные цифры не эквивалентны, так как в вермахте и РККА учет потерь осуществлялся по-разному. В наших безвозвратных потерях «сидят» и небоевые потери, и часть возвратных потерь, в случаях, когда выведенный из строя танк требовал капитального ремонта или восстановления. И тут остается пенять на неточности историков. Например, Г.Ф. Кривошеев, в книге «Великая Отечественная. Книга потерь» указывает, что приведенные в нижеследующей таблице потери советской бронетехники — безвозвратные

http://s9.uploads.ru/t/Wtbqr.jpg

Но он же указывает, что в графе «Поступило» учитываются поступления бронетехники от заводов, ленд-лиза и возвращенные войскам из капитального ремонта и после восстановления. В то же время, относительно графы потерь указывается, что она содержит как боевые, так и небоевые потери. Но совершенно очевидно, что «Потери» включают в себя также танки, убывшие на капитальный ремонт или восстановление, так как в противном случае просто не сошелся бы баланс.

Ну, а у немцев ничего этого нет, либо если и есть, то далеко не в полном объеме. Почему? Если мы попытаемся свести в баланс цифры Мюллера-Гиллебранда, то увидим, что баланс не бьется в обе стороны: то есть по одним танкам расчетные остатки ниже, чем фактические, по другим – выше. Возможно, что это просто неточности цифр, но вероятнее всего, что это – следствие отсутствия учета выбытия и возвращения бронетехники из капитального ремонта.

http://s5.uploads.ru/t/enomc.jpg

Ничего Мюллер-Гиллебранд не говорит и о потерях трофейных танков, а таковых в германских войсках было немало даже и на Курской дуге. Соответственно, при пересчете по германской методике, советские потери танков и САУ существенно снизятся, и наоборот – расчет по советской методике приведет к значительному увеличению германских потерь.

Все это верно, но для корректного сравнения нужно учитывать и другие факторы — теперь уже "в пользу" немцев. В 1943 г. их войска вели весьма ожесточенные бои в Африке, а затем капитулировали в Тунисе, что, естественно, привело к заметным потерям, в том числе и в танках. А затем была высадка в Сицилии и другие бои, в которых немцы, естественно, также несли потери в танках – и все это следует отнять из общего количества потерь, так как нам, для сравнения, нужны лишь те потери, которые немцы понесли на советско-германском фронте. Кроме того, в одной из предыдущих статей настоящего цикла автор делал весьма обоснованное предположение, что в 1943 г. была учтена значительная часть потерь «панцерваффе», которые те фактически понесли ранее, в течение 1942 г. в Сталинградской битве.

Таким образом, выяснить сколько-то достоверное соотношение потерь танков и САУ СССР и Германии на советско-германском фронте – крайне трудная, если вообще посильная задача. Но во всяком случае можно констатировать, что РККА потеряла танков и САУ намного больше, чем вермахт и СС. Соотношение потерь 2:1, вероятно, близко к истине, но не исключено, что дела РККА обстояли еще хуже.

И тут, конечно, возникает естественный вопрос: если организация, боевой опыт и матчасть (в виде Т-34) советских танковых войск вплотную приблизились к германским «панцерваффе», то откуда же такая разница в потерях?

Два слова о Курской дуге

Курская дуга и отдельные ее эпизоды, такие, как сражение под Прохоровкой, до сих пор остаются предметом ожесточенных споров любителей военной истории. И одним из поводов для такого спора являются безвозвратные потери танков и САУ, которые понесли стороны.

http://s5.uploads.ru/t/UYFmx.jpg

Разумеется, в формате журнальной статьи дать исчерпывающую оценку советским и германским потерям бронетехники решительно невозможно, но все же некоторые наблюдения стоит сделать. Более-менее взвешенные оценки дают соотношение 4:1 в пользу немцев – ряд источников называют безвозвратные потери в 6 000 танков и САУ у нас и 1 500 – у «панцерваффе». Откуда взялись эти цифры?

Согласно данным Г.Ф. Кривошеева, в Курской оборонительной, Орловской и Белгородско-Харьковской наступательных операциях, проводившихся в течение июля-августа 1943 г., РККА потеряла 6 064 танка и САУ. Мюллер-Гиллебранд сообщает, что общие безвозвратные потери техники вермахта в июле-августе составляли 1 738 машин. Конечно, места, в которых немцы теряли свои танки, вовсе не исчерпывались этими тремя операциями, так как в том же августе начались Донбасская, Донецкая и Черниговско-Полтавская операции, да и союзники наши вторглись на Сицилию, но все же основные потери в бронетехнике, конечно, немцы понесли именно под Курском. Кроме того, здесь опять сыграл фактор позднего списания фашистских танков в утиль (они часто переводились в учете в графу «требует капитального ремонта» и списывались лишь впоследствии, что отмечает ряд отечественных и зарубежных исследователей). Опять же следует помнить о несопоставимости цифр – в 6 064 танка и САУ у Г.Ф. Кривошеева попала техника, убывшая на капитальный ремонт и восстановление.

А дальше начинаются вопросы. Дело в том, что битва на Курской дуге для нас состояла из 3 сражений, перечисленных выше: Курская оборонительная, Орловская и Белгородско-Харьковская наступательная. Немцы же под операцией «Цитадель», по сути, понимали только часть Курской оборонительной операции. Последняя продолжалась 19 суток, с 5 по 23 июля 1943 г: немцы же под операцией «Цитадель» понимают только период с 5 по 17 июля. Если считать, что вермахт и СС потеряли безвозвратно 1 500 танков и САУ во всех трех операциях, то очевидно, что их потери в период операции «Цитадель» были значительно ниже.

И вот тут возникает большой камень преткновения между рядом источников, а также нашей официальной историей и ревизионистами. Раньше общепринятым было считать, что германские части были в ходе «Цитадели» обескровлены, и на длительное время утратили боеспособность. Это подтверждает и такой именитый германский автор, каковым является Курт Типпельскирх, который после описания попыток «срезать» Курский выступ, указывает: «Уже через несколько дней стало ясно, что немецкие войска, понесшие невосполнимые потери, не сумели добиться поставленной перед ними цели».

Однако ревизионисты видят вопрос по-другому. Они указывают, что немцы, по различным данным, сосредоточили для операции «Цитадель» 2 500 – 2 700 танков и САУ, или даже немного более. В то же время безвозвратные потери в бронетехнике за время ее проведения, составило от силы несколько сотен машин. Например, по данным германских исследователей Цеттерлинга и Франксона, работавших в архивах ФРГ, безвозвратные потери наступавшей на южном фасе группы армий «Юг» с 5 по 17 июля составили всего 172 танка и 18 САУ, то есть всего 190 машин. Это подтверждает и немецкий генерал Хейнрици, указав безвозвратные потери в 193 машины.

Однако с подобными оценками не согласился наш соотечественник А.С. Томзов, который лично прибыл в архивы ФРГ и изучал немецкие документы. В отличие о Цеттерлинга и Франксона, он принял во внимание тот факт, что немцы часто сперва давали подбитой бронетехнике статус «требует капитального ремонта», а списывали в утиль уже потом. Проследив «судьбу» германских танков, он пришел к выводу, что с учетом списанных позднее машин, реальные безвозвратные потери бронетехники группы армий «Юг» в период с 5 по 17 июля составили не 190-193, а 290 машин, то есть реальные безвозвратные потери немцев примерно в полтора раза превосходили расчетные.

Но даже если принять за основу цифру в 290 танков, то все равно получается, что советским войскам удалось всего лишь поцарапать танковые части группы армию «Юг», которая по самой минимальной оценке насчитывала около полутора тысяч танков и САУ. Ведь получается, что безвозвратные потери составили не более 20% их первоначальной численности!

А это, по мнению ревизионистов, свидетельствует о том, что на самом деле в ходе операции «Цитадель» германские «панцерваффе» не потерпели значительного урона, и немцы остановили операцию исключительно под влиянием высадки союзников в Сицилии и необходимости перебрасывать в Италию танковые части. Это подтверждается и тем, что «разбитые» германские танковые войска впоследствии, в том же 1943 г. весьма эффективно сражались против наступающих советских войск. И эту же точку зрения подтверждает такой видный германский военачальник, как Э. Манштейн, сообщающий, что германские войска под его командованием вполне способны были завершить «Цитадель», и если не добиться полного успеха с окружением, то все же хотя бы разбить противостоящие им советские армии, и если бы не Гитлер, приказавший отводить войска…

Кто прав?

Как ни странно, но, по мнению автора настоящей статьи, правы и ревизионисты, и «традиционалисты» одновременно. Скорее всего ревизионисты абсолютно правы в том, что безвозвратные потери немецкой бронетехники в ходе операции «Цитадель» (то есть с 5 по 17 июля) сравнительно невелики. Но они совершенно ошибочно считают, что боеспособность танковых войск определяют безвозвратные потери танков и САУ.

На самом деле, конечно, боеспособность танковых войск с точки зрения матчасти определяется не их безвозвратными потерями, а тем, какое количество техники осталось в строю. И вот здесь у немцев было все не слишком хорошо, потому что тот же генерал Хейнрици приводит данные, что в операции «Цитадель» немецкая армия потеряла 1 612 танков и САУ, из них 323 – безвозвратно. С учетом того, что немцы, по различным данным, на начало операции имели от 2 451 до 2 928 ед. бронетехники (интересно, что верхний предел дает отнюдь не советская историография, а Гланц), то получается, что к 17 июля у них осталось в боеспособном состоянии 35-45% ед. бронетехники от первоначального числа. А если принять за основу наиболее распространенную цифру в 2 700 машин – то 40%. Вообще говоря, по правилам военной науки, соединение, понесшее потери свыше 50% считается разбитым.

http://sh.uploads.ru/t/Q0AqB.jpg

Таким образом, безвозвратные потери немцев действительно невелики – от 323 до 485 машин, если поправка уважаемого А.С. Томазова верна, и для 9-ой армии, наступавшей с севера, и что реальные безвозвратные потери были примерно в полтора раза выше, чем это следовало их оперативных германских отчетов. Но точно так же верно и то, что к 17 июля танковые части вермахта понесли тяжелейшие потери и в значительной мере утратили свой наступательный потенциал.

А что у РККА?

Потери советской армии в ходе Курской оборонительной операции по Г.Ф. Кривошееву составили 1 614 танков «безвозвратно», то есть в этой цифре сидят и боевые, и небоевые потери, а также не только уничтоженные танки, но и требующие капитального ремонта. То есть, рассуждая логически, если сравнивать советские и немецкие танковые потери, то цифры 1 614 советских танков против 1 612 немецких дают куда более точную картину, чем 1 614 против 323-485 ед. безвозвратно потерянных германских танков и САУ.

Конечно, такое сравнение тоже не будет корректным, потому что в 1 612 ед. немецких потерь «сидят» в том числе и вышедшие из строя, но не требующие капитального ремонта машины, а таковые в 1 614 танках и САУ СССР не учитываются. С другой стороны, нельзя забывать, что СССР потерял 1 614 танков в период с 5 по 23 июля, а немецкие потери ограничены 17 июля.

Но во всяком случае в одном можно быть уверенным твердо – хотя советские потери танков и САУ (безвозвратные плюс возвратные) в ходе операции «Цитадель» возможно, несколько превосходили немецкие, но не в разы, и уж тем более не на порядки. Они были вполне сопоставимы, невзирая даже на отдельные грубые ошибки военачальников РККА, приведшие к тяжелым потерям. Крупнейшей из этих ошибок стало сражение под Прохоровкой, состоявшееся 12 июля и приведшее к неоправданно высоким потерям советских танков.

Безвозвратные потери бронетехники как показатель умения воевать

Совершенно никуда не годится, и вот почему. Взяв за основу уровень безвозвратных потерь от их общего уровня по данным генерала Хейнрици, или же по уточненным данным согласно А.С. Томазова, мы видим, что немцы в операции «Цитадель» теряли безвозвратно 20-30% от общего уровня потерь бронетехники. Именно столько составляют 323-485 «безвозвратных» танков и САУ о общего числа германских потерь в 1 612 машин. Можно предполагать, что и в других сражениях процент безвозвратных потерь германских танков находился на этом же уровне, то есть 20-30% к общему количеству безвозвратных и возвратных потерь.

В то же время безвозвратные потери советской бронетехники составляли в среднем 44%, а в отдельных операциях 1943-44 гг. могли достигать 65-78%.

Уважаемые читатели наверняка уже поняли, в чем тут дело. Представим себе, что в бой за обладание некоей деревней Нью-Васюки вступили германская танковая дивизия и советский танковый корпус. Оба они изрядно потрепаны в предыдущих боях, и сохранили в своем составе по 100 танков и САУ. Бой шел весь день, а к вечеру стороны отступили на исходные позиции, при этом и советское, и германское соединения потеряли подбитыми по 50 танков.

Какие выводы можно сделать по результатам такого боя? Очевидно, что сражение закончилось вничью. Обе стороны не выполнили боевую задачу, но при этом помешали сделать это противнику, и понесли при этом равные потери. А значит, можно говорить о том, то советский корпус и немецкая дивизия продемонстрировали примерно равное боевое искусство.

Но из 50 подбитых советских танков оказалось полностью разрушено 20, а из 50 немецких – только 10. То есть безвозвратные потери советской и германской бронетехники соотносятся как 2:1. Вот так и получается, что, хотя в реальности стороны были равны по своим боевым качествам, но оценка по безвозвратным потерям покажет, что германская дивизия сражалась вдвое лучше советского корпуса!

То же самое и в случае с Курским сражением. Когда человек, интересующийся военной историей, видит соотношение безвозвратных потерь грубо 4:1 в пользу панцерваффе, то он, естественно, сделает вывод о подавляющем превосходстве материальной части и мастерства гитлеровских войск. Но если копнуть чуть глубже, то мы увидим, что и соотношение безвозвратных потерь на самом деле было вовсе не четыре к одному, а существенно лучше для советских войск, а уж общий уровень потерь дает совершенно иное соотношение. И потому нужно понимать, что когда мы смотрим соотношение безвозвратных потерь за любой период боевых действий, или же в конкретном сражении, то мы видим… именно соотношение безвозвратных потерь, но не соотношение боевых качеств сторон.

Но все-таки, почему советские безвозвратные потери бронетехники в общих потерях составляли 44%, а немецких – порядка 30%, то есть в полтора раза меньше? Об этом мы поговорим в следующей статье.

Автор:
Андрей из Челябинска

http://s5.uploads.ru/t/HtPUa.png

http://s5.uploads.ru/t/Djka7.gif

С Уважением, Владимир.

0

550

http://s5.uploads.ru/t/FySh7.png

http://s8.uploads.ru/t/TlXCr.jpg

Наивысшим пиком карьеры бронепоездов была Гражданская война в России. Именно в этом конфликте они могли оказывать наибольшее влияние на ход боев. Виной тому, конечно, был во многом партизанский и  регулярный облик самой войны: когда армии сравнительно невелики, страдают текучкой кадров и плохим снабжением, появление даже одного бронированного гиганта может изменить всё.

Грянувшая два десятилетия спустя Великая Отечественная была уже совершенно другим делом. В многомесячных упорных сражениях сходились гигантские и хорошо организованные армии: миллионы людей, десятки тысяч машин, тысячи танков, самолетов и артиллерийских орудий. На этом фоне бронепоезда уже терялись. Но все равно приносили пользу.

Что русскому хорошо, то немцу – головная боль

На Вооруженные силы СССР влиял опыт Гражданской. Все, конечно, понимали, что предстоящая война моторов будет сильно от нее отличаться. Никто не собирался на полном серьезе громить противника конными армиями. Но вот бронепоезда были довольно технологичным по меркам времени оружием, и отказываться от них не спешили.

Мало того, СССР был, пожалуй, единственной страной межвоенного периода, где их в значительном количестве изначально проектировали как боевые машины, а не переделывали наскоро из уже имеющихся составов. Те же немцы спохватились только в 1942 году, когда стали ощутимо страдать от партизан, и почувствовали нужду в бронепоездах как в средстве охраны железных дорог.

У русских же качественные бронепоезда имелись с самого начала войны. И это было на руку именно в том тяжелом положении. Бронированные железнодорожные гиганты всегда лучше в отходе, чем при наступлении. Атакующий часто идет по выжженной земле – отступающие разрушают за собой все, что успевают, в том числе, зачастую, и железнодорожные пути. И использовать бронепоезд для развития успеха часто затруднительно. Совершенно другая ситуация на другой стороне – пути, ведущие в тыл, еще целы. Способная отступить по ним, защищенная броней артиллерия бронепоезда как нельзя прикрывает отход. Экипажи бронепоездов РККА ели свой хлеб межвоенного времени точно не зря.

Наглость – второе счастье

Не каждое прикрытие отступления, впрочем, превращалось в артобстрел с последующим уходом в тыл. Временами случались и лихие рейды на бронепоездах. Как, например, на станции Жуляны под Киевом в августе 1941 года.

http://s7.uploads.ru/t/CFNXM.jpg
Рождение бронепоезда

Все началось с её внезапного захвата немецкими парашютистами. Противник уже знал о том, что РККА активно использует бронепоезда. Поэтому, едва овладев транспортным узлом, немцы выслали группу, разобравшую небольшой железнодорожный мостик и несколько секций рельс неподалеку от станции. После этого парашютисты, ощутив себя в относительной безопасности, заняли оборонительные позиции и принялись ждать подкрепления.

В Киеве тем временем рвали волосы – Жуляны не успели эвакуировать, и там, помимо прочего, осталось аж 10 вагонов, забитых дефицитными запчастями для самолетов. Дарить их просто так немцам командование не собиралось, и русские задумали дерзкое.

Для дела приготовили небольшой бронепоезд «Литер А». Это была переделка рабочих Киевского паровозоремонтного завода, а не специально построенный, как бронепоезд, состав. Всего лишь частично бронированный локомотив и три бронеплощадки из укрепленных угольных полувагонов. Но против легковооруженных парашютистов это была вполне грозная сила.

В бронепоезде находилось 120 ополченцев – по большей части, рабочих того самого завода, где перестраивали поезд. Задача была проста – ворваться на станцию, открыть огонь изо всего, что есть, быстро прицепить вагоны с дорогими запчастями, и увезти их в Киев.

Для этого к Жулянам ночью выслали отряд: ремонтники и пехотное прикрытие. Удалось восстановить мост и разобранные немцами пролеты. Противник то ли не слышал шума молотков из-за фронтовой канонады, то ли не рискнул высовываться с оборонительных позиций. В любом случае, ремонтникам никто не мешал.

http://sd.uploads.ru/t/KafbV.jpg
Бронепоезд "Балтиец", действовавший на Ленинградском фронте, был вооружен, в том числе, крайне символичным для СССР артефактом – орудием с крейсера "Аврора"

А в 4 утра в дело вступил «Литер А» – поезд въехал на станцию на полном ходу. Тут же загрохотали 4 76-мм пушки и 14 пулеметов. Немецкие парашютисты к бою с бронепоездом оказались не готовы, и откатились за пределы станции. Этим тут же воспользовались ополченцы – искомые вагоны вскоре были прицеплены, и со всей разумной в таком деле поспешностью отбуксированы в тыл.

Маски-шоу

Немцев русские бронепоезда откровенно раздражали, и они старались их уничтожать при любом удобном случае. Когда-то это удавалось, и дело заканчивалось горелыми обломками, но иногда случался и цирк.

Так, 4 ноября 1941-го в 20 километрах от Ростова-на-Дону немцы покусились на два советских бронепоезда, стоящих на станции Хапры. Средств усиления под рукой не имелось, а то, что можно было привлечь, решало другие задачи. И тогда немцы родили казавшуюся вполне рабочей комбинацию.

Они взяли трофейный локомотив, прицепили к нему вагон со взрывчаткой, и, дождавшись ночи, коварно запустили его в сторону русских. Проблема была только в одном – советские железнодорожники оказались не менее коварны, и отогнали бронепоезда в тупики. «Сюрприз-машина» прошла мимо, прихватив с собой легкий броневик на железнодорожном ходу – экипаж, заслышав звуки мчащегося поезда, успел выскочить в последний момент. Проскочив станцию Хапры, немецкий посланник с грохотом рванул где-то за ней.

Единственное, чего добился противник, так это повреждения отрезка путей. Правда, и он был восстановлен менее чем через 10 часов.

Крымская заноза

Вокруг Ростова из вертикального рельефа разве что терриконы. А вот охотиться на бронепоезда в недалеком Крыму было еще сложнее. Скалы, многочисленные тоннели, сложный рельеф, затрудняющий даже простое визуальное обнаружение. Именно эти факторы, приправленные находчивостью экипажа, помогли бронепоезду «Железняков». Он умело злил немцев с ноября 1941-го по июнь 1942-го – учитывая тогдашнее положение на фронте, это очень долго.

http://sh.uploads.ru/t/hTqm3.jpg
Бронепоезд «Железняков» в Крыму

Типичной тактикой «Железнякова» была знаменитая «бей-беги». Но за кажущейся простотой скрывалось недюжинное мастерство. Требовался тщательный расчет и безусловное знание местности и конфигурации проходящих путей. Не раз случались экстренные ситуации, когда намеченный путь для отхода разбивался артиллерией или авиацией, и новый план приходилось рождать на лету.

На счету «Железнякова» более 140 боевых выездов. Немцы «поймали» его только 26 июня 1942 года – авиация обвалила выходы из тоннеля. Пару месяцев спустя завал был расчищен уже самими немцами, которые не преминули наложить на бронеплощадки свои руки. Увы, они служили им вплоть до эвакуации из Крыма в 1944 году.

На финальном этапе

После перелома в Сталинграде и фиаско летнего немецкого наступления 1943 года война вступила в новую фазу. РККА больше не отступала в стратегических масштабах – ей оставалось или буксовать при попытках собственных наступлений, или победоносно идти вперед. И тут ценность бронепоездов резко упала по озвученным причинам – из-за разрушения противником путей они отставали от наступающих.

Когда полотно оставалось нетронутым, их, конечно, использовали «по полной программе» – в основном, в качестве мобильной бронированной артиллерии при штурме тех или иных пунктов. Но летом 1944-го РККА провела «Багратион», и фронты стремительно покатились на запад. Возможностей для использования бронепоездов становилось все меньше. Пришлось переключиться на охрану транспортных узлов и железнодорожных путей. К началу 1945-го использование бронепоездов в боях практически сошло на нет.

Всего Великую Отечественную прошло 244 советских бронепоезда, из которых было потеряно 90 штук. Не самый плохой показатель для техники, наиболее активное применение которой пришлось на самый тяжелый период войны.

Автор:
Тимур Шерзад
Использованы фотографии:
waralbum.ru

http://s5.uploads.ru/t/n7dVf.png

http://s3.uploads.ru/t/yP3nw.gif

С Уважением, Владимир.

0


Вы здесь » Пневматика для всех » Исторический раздел » Боевая техника - жизнь и судьба ( четвертый выпуск )


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC